Финансы Сайт на котором знают все про финансы

Итоги 2018 года в чёрной металлургии. Часть I – Печать

Мировая черная металлургия

Прошедший 2018 год, при всех его «инновациях», в итоге всё же оказался позитивным для чёрной металлургии мира. По оценкам World Steel Association (WSA), производство стали по 64 основным странам выросло на 4,51%, до рекордного объёма 1,79 млрд т.

При этом Китай, который наращивал борьбу с избыточными и неэкологичными мощностями своей металлургии, увеличил долю в мировом выпуске стали до 51,9%, добавив к выпуску ещё 57,4 млн т. По объёму производства это годовой рост на 6,59%, до 928 млн т. При этом, с учётом китайского экспорта (69,3 млн т) и импорта (13,2 млн т), видимое потребление стали в стране выросло ещё заметнее – на 7,8%, до 872 млн т, поглотив около 94% китайского производства.

В США национальная чёрная металлургия в полной мере прочувствовала (и одобрила) введение Дональдом Трампом 25%-х пошлин на импорт стали с марта 2018 года. Они позволили увеличить долю США в мировом производстве стали до 4,84% за счёт выпуска дополнительных 5,1 млн т. Однако эта американская отрасль, даже при росте объёма производства на 6,23%, до 86,7 млн т, остаётся на порядок слабее китайской металлургии.

Отличилась в 2018 году Индия, нарастившая выпуск стали на 4,94%, до 106,5 млн т, что позволило ей потеснить с 2-го места в мире металлургию Японии (-0,32%, до 104,3 млн т).

Другие металлургические страны, отметившиеся заметным ростом по итогам прошедшего года, – это «санируемый» Иран (+17,7%, до 25 млн т), Вьетнам (+23,2%, до 14,1 млн т) и Южная Корея (+2%, до 72,5 млн т). Отметим также быстрое восстановление производства стали в Сербии (+33,6%, до 1,97 млн т) после перехода меткомбината Zelezara Smederevo под контроль китайской компании Hesteel.

Среди заметных аутсайдеров в показателях производства за 2018 год оказались Австрия (-15,4%, до 6,89 млн т), Германия (-2%, до 42,4 млн т) и Канада (-4% до 13,1 млн т), сообщившие о потерях под влиянием дешёвого импорта и спада поставок в США.

Но динамика месячного мирового производства стали мартовских изменений конъюнктуры и прочих «регулировок рынка» политиками не заметила и осталась близка к традиционным сезонным колебаниям (рис. 1).

Однако любые внешние влияния на рынок, включая изменения его экспортно-импортных грузопотоков, более чем прочувствовали стальные цены. Рассмотрим их динамику на примере самой массовой металлопродукции – горячекатаной рулонной стали (HRC) в ряде характерных регионов производства и потребления (рис. 2).

На стальном рынке США взлёт цен стартовал заблаговременно (до введения 25%-х пошлин с марта) и достиг прироста 30–40% по отдельным видам металлопродукции. Подробно эту ситуацию мы описали в статье «Стальные цены для эпохи санкций» от 2 ноября 2018 года. Только с августа под влиянием конкуренции начался откат американских стальных цен к более обоснованному уровню, а итоговый их рост за 2018 год составил (по разным позициям) 8–15%.